Расходы фомса на здравоохранение минздрав


Расходы фомса на здравоохранение минздрав

Что не так с современной системой здравоохранения? Коронавирус раскрыл проблемы ОМС


Пандемия подняла давно назревающий вопрос — так ли эффективна существующая система здравоохранения? Юрий Алтынов, с которым недавно записал Борис Мальцев, опубликовал статью (по стандартам ВАК) по этой теме:

«Проблемы финансового обеспечения государственных гарантий бесплатной медицинской помощи в экстремальных условиях»

.

Напомним, что Юрий преподает в Финансовом университете при Правительстве РФ. В статье проводится сравнение существующей страховой модели финансирования отечественного здравоохранения с ее предшественницей — бюджетной моделью. Дана оценка готовности действующей системы здравоохранения к экстремальному режиму работы, сформированы предложения по совершенствованию обеспечения государственных гарантий бесплатной медицинской помощи.

Мы приводим только основные тезисы из материала, если хотите прочитать статью полностью можете скачать ее .В прошлом в нашей стране действовала бюджетная модель финансирования системы здравоохранения. При такой системе главенствующую роль играет государство, а источниками финансирования медицинской помощи населению являются нецелевые доходы бюджета — прежде всего налоги.

Сейчас в России работает модель страхового финансирования: фактически это сочетание рынка медицинских услуг с системой государственных гарантий бесплатной медицинской помощи.

Работодатели уплачивают за сотрудников страховые взносы, частью которых являются взносы в ФОМС, аналогичные взносы уплачивают самостоятельно индивидуальные предприниматели.

Организация бесплатной медицинской помощи осуществляется через территориальные программы государственных гарантий, частью которых является базовая программа ОМС.Можно выделить 4 ключевых проблемы действующей в России системы:

  • Бюджетное финансирование занимает значительную долю в общей структуре финансирования. В 2020 году в крупных российских городах (миллионниках) распределение финансирования выглядело так: порядка 75-79% финансирование за счет ОМС, 21-25% за счет бюджета субъекта РФ.
  • Основную часть медицинских услуг в системе ОМС оказывают государственные учреждения здравоохранения. Это означает, что оказание медицинской помощи ложится в основном на бюджетный сектор экономики.
  • Инвестиции в здравоохранение и его развитие производит государство в рамках целевого финансирования. При этом существуют ограничения по осуществлению расходов. К примеру, в тариф ОМС заложены расходы на приобретение основных средств стоимостью не более 100 000 руб. за единицу.
  • Базовая программа страхования охватывает не все медицинские услуги. Лечение многих социально-значимых заболеваний финансируется путем субсидирования медицинских учреждений.

Внезапное появление и масштабное распространение коронавирусной инфекции повлияло на весь мир. Даже такие страны как Германия, Италия, Франция и США, которые считаются обладателями эффективных национальных систем здравоохранения, не смогли остановить развитие коронавируса. Аномальная нагрузка на систему здравоохранения сразу выявила ее слабые места:

  1. неготовность фармотрасли к увеличению производственной нагрузки.
  2. неоперативное реагирование системы здравоохранения на ЧС;
  3. отсутствие единых подходов к обеспечению эпидемнадзора;
  4. затрудненный обмен медицинским опытом;
  5. отсутствие достаточных кадровых резервов;

При этом медицинские учреждения столкнулись с тем, что пришлось экстренно пересматривать и перестраивать процессы оказания медпомощи, что повлияло в конечном итоге и на финансирование:

  1. сократились обращения в поликлиники в плановых и профилактических целях;
  2. стационарная помощь была экстренно переориентирована в первую очередь на лечение инфекционных заболеваний, анестезиологию и реанимацию;
  3. отдельным медучреждениям пришлось прекратить работу в связи с карантином;
  4. больницы вынуждены перепрофилировать коечный фонд под лечение больных коронавирусом.

Экстремальные условия, вызванные пандемией, негативно отразились на финансовой стабильности медицинских учреждений.

При этом механизмы компенсации финансовых потерь при экономической нестабильности не предусмотрены.Справедливости ради — с подобными проблемами столкнулась не только Россия, а большинство государств. Это показало, что пора начать относится к здравоохранению, как к стратегически значимой отрасли, а не как к сфере услуг.По результатам исследований в пользу действующей финансовой модели ОМС приводятся несколько весомых доводов:

  • финансирование происходит за счет целевых взносов, а значит текущие приоритеты государства распределения бюджета не влияют на стабильность финансирования;
  • возможность «миграции» пациентов между регионами (оказание помощи застрахованному лицу за пределами региона постоянного проживания).
  • финансовое обеспечение по регионам страны выровнено;
  • независимый выбор поставщика медицинских услуг способствует здоровой конкуренции на рынке;

Однако, в современной России далеко не каждый из этих элементов реально работает.

Например, может ли идти речь о добросовестной конкуренции? Автор приводит в таблице сравнение двух подходов к финансированию здравоохранения с отражением основных критериев:Как видно у бюджетной модели финансирования немало преимуществ, Может стоит вернуться к ней? Впрочем и страховая система может работать эффективно.

Сейчас в процессе реформы здравоохранения активно внедряется пациентоориентированный подход, проекты вроде «Бережливой поликлиники» и т.д, но прежде всего необходима модернизация ключевых элементов финансовой модели ОМС:

  1. Автоматизация операционных процессов в отрасли: необходимы единые классификаторы медицинских услуг с указанием платности, бесплатности или частичной платности. Это позволит не только исключить конфликтные ситуации и споры по предоставлению услуг на платной основе, но и даст возможность застрахованным гражданам ознакомиться с доступной информацией по ОМС, чего сейчас, к сожалению не наблюдается.
  2. Повышение прозрачности тарифной политики: определение тарифов ОМС следует производить на основе обоснованных нормативных затрат на единицу медицинской услуги и размещать открыто в сети Интернет в едином информационном ресурсе;
  3. Разделение финансовых рисков: сверхнормативные затраты на медицинскую помощь должны покрываться в полном объеме за счет перечисляемой из территориальных фондов ОМС (ТФОМС) субсидии. Финансирование дефицита ТФОМС необходимо включить в расходные обязательства РФ или Фонда национального благосостояния и региональных бюджетов в пропорции 50/50.

Требуется повсеместное внедрение программ электронного документооборота, автоматизация отрасли в целом.

Порядка 70% медицинской документации, которая ведется сейчас в бумажном виде, можно перевести в электронный.

В том числе карты пациентов, направления на диагностику, рецепты и т.д.Позитивным примером может служить проект единой медицинской информационной системы города Москвы (ЕМИАС). Эффективность ее внедрения говорит о том, что у веб-технологий в медицине и здравоохранении большое будущее. Как раз в сфере автоматизация операционных процессов при управлении медицинской отраслью и связана работа автора в плане развития , что позитивным образом сказывается на работе , проекты которых ведет Юрий Алтынов.К примеру, один из последних — внедрение ОИР (отраслевого информационного ресурса) в Департаменте здравоохранения ЯНАО.Также у нас есть многолетние проекты с Министерством здравоохранения Московской области и Минздравом Сахалина, по которым мы активно продолжаем работать.Нам хотелось бы услышать ваше мнение — как вы относитесь к современной модели финансирования здравоохранения в России?

Считаете ли ее полностью работающей или она требует пересмотра, а может быть «раньше было лучше»? Поделись с нами в комментариях. И, конечно, задавайте вопросы — мы всегда рады на них ответить.

: Теги: Пост написан компанией Это авторский материал. Мнение редакции «Клерка» может не совпадать с тем, что в нем написано. Создайте свой блог, выскажитесь и станьте суперзвездой «Клерка» РАМЗЭС 2.0 — разумное финансовое планирование!

Онлайн-сервис для экономистов ГРБС и государственных учреждений: госзадание, нормативы, ПФХД, ОБАС, ВФК и др.

  1. 1 834 охват за месяц Пользователи, заинтересованныев материалах компании 24 917 за все время
  2. 18

Составлен на основе интереса пользователей «Клерка» 52 место Все компании

Заключение о расходах бюджетов бюджетной системы РФ по разделу «Здравоохранение» на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов

Анализ 1. Расходы бюджетов бюджетной системы по разделу «Здравоохранение» (или государственные расходы на здравоохранение) в текущих ценах в 2021 г.

по сравнению с 2020 г. останутся на прежнем уровне (4,4 трлн.

руб.). При этом расходы федерального бюджета сократятся на 11%, консолидированные бюджеты регионов — на 1%, а бюджет ФОМС увеличится только на 8%. К 2023 г. государственные расходы на здравоохранение по сравнению с 2020 г.

вырастут только на 8% (см. табл. 1). 2. Государственные расходы на здравоохранение с поправкой на инфляцию или в постоянных ценах (2019 г.=100%) в 2021 г.

по сравнению с 2020 г. сократятся на 3%, а к 2023 г. — на 4% (см. табл. 1). 3. Государственные расходы на здравоохранение в доле ВВП в 2021 г.

по отношению к 2020 г. сократятся с 4,1% до 3,8% ВВП, а к 2023 г. – до 3,6% ВВП (см. табл. 1). Это означает, что темпы роста расходов на здравоохранение будут отставать от темпов роста ВВП. 4. В РФ в 2020 г. государственные расходы на здравоохранение по сравнению с развитыми странами были значительно ниже (см.

табл. 2):

  1. в доле в ВВП они были в 1,4 раза ниже по сравнению с «новыми» странами ЕС, которые близки к РФ по уровню экономического развития (Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония), и в 2,2 раза ниже, чем в «старых» странах ЕС (соответственно — 3,7%, 5% и 8% ВВП);
  2. по доллару ППС (1 $ ППС = 25,7 руб.) на душу населения они были в 1,8 раза ниже, чем в «новых» странах ЕС, и в 3,9 раза ниже, чем в «старых» странах ЕС (соответственно — 1010, 1850 и 3950 $ППС);
  3. как следствие, в РФ доля личных расходов населения на здравоохранение (от общих расходов населения и государства) была на 40% выше, чем в «новых» странах ЕС, и на 60% выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно — 35%, 25% и 22%).

5.

Доля расходов российского бюджета в ВВП составляет 34-35%, в то время как в «новых» странах ЕС она на 26% больше, чем в РФ, а в «старых» странах ЕС — на 35% больше (соответственно — 43% и 46%). Это позволяет этим странам тратить существенно больше средств на социальную сферу, в том числе на здравоохранение.

6. В 2021-2023 гг. расходы бюджетной системы на целевые проекты, преимущественно направленные на обновление инфраструктуры медицинских организаций, составят около 330 млрд. руб. в год (90 млрд. руб. на модернизацию первичного звена здравоохранения и около 240 млрд.

руб. на национальный проект «Здравоохранение»). Это 7% от государственных расходов на здравоохранение.

7. Однако в РФ в 2021-2023 гг., кроме решения проблемы с изношенностью основных фондов, потребуется гораздо большее финансирование здравоохранения, чем предусмотрено. В первую очередь, на оказание медицинской помощи дополнительным потокам пациентов с новой коронавирусной инфекцией и тем пациентам, которым помощь была отложена по плановым показаниям в предшествующий период.

В первую очередь, на оказание медицинской помощи дополнительным потокам пациентов с новой коронавирусной инфекцией и тем пациентам, которым помощь была отложена по плановым показаниям в предшествующий период. Во-вторых, потребуется решить накопившиеся до эпидемии другие неотложные проблемы в отрасли, а именно:

  1. необходимость реализации дополнительных и расширения имеющихся целевых программ, направленных на улучшение здоровья отдельных категорий населения:
  2. недостаточное лекарственное обеспечение населения в амбулаторных условиях в 2,8 раза меньше на душу населения, чем в «новых» странах ЕС, а это один из главных индикаторов доступности медицинской помощи. Бесплатные лекарства у нас получают только отдельные категории граждан, а за рубежом – все, кому врач выписал рецепт, что называется системой всеобщего лекарственного обеспечения;
  3. дефицит медицинских кадров и крайне низкие базовые оклады: у врачей от 12 до 35 тыс. руб., а у медицинских сестер – от 10 до 20 тыс. руб. В сочетании с постоянными переработками, избыточными, невыполнимыми требованиями и излишними проверками это является причиной дефицита кадров в отрасли. Кроме того, высокий уровень выгорания специалистов и продолжающаяся эпидемия усилят отток кадров из отрасли. Особенно тяжелая ситуация сложилась в первичном звене здравоохранения, где врачей в 1,5 раза меньше необходимого (на 36 тыс. чел.), средних медицинских работников – в 1,8 раза меньше (на 66 тыс. чел.), в том числе фельдшеров – в 1,9 раза меньше (на 20 тыс. чел.). В результате сегодня обеспеченность врачами в РФ на 14% ниже, чем в Германии при большем потоке больных людей и низкой плотности населения;

− восстановление «школьной медицины» (смертность детей в РФ в 1,5 раза выше, чем в «новых» странах ЕС); − восстановление производственно-цеховой медицины (смертность трудоспособного населения в РФ в 2,5 раза выше, чем в странах ЕС); − расширение объемов медицинской помощи пациентам с психической патологией и наркозависимостью (в 2018 г.

в РФ было зарегистрировано 609 тыс. новых случаев психических заболеваний, 6 млн.

случаев составляет общая заболеваемость, 1,5 млн.

чел. с этой патологией состоят на учете). 8. По расчетам, на решение названных проблем потребуется увеличение государственного финансирования здравоохранения на 600 млрд. руб. ежегодно в постоянных ценах 2020 г., а именно: с 4,2 трлн.

руб. в 2020 г. до 6,0 трлн. руб.

к 2023 г., что будет составлять 5,3% ВВП. Вывод Запланированные государственные расходы на здравоохранение (бюджет ФОМС, федеральный бюджет и консолидированные бюджеты регионов) в 2021 г.

по сравнению с 2020 г. сократятся на 3%, а к 2023 г.

— на 4% (в ценах с поправкой на инфляцию). Это произойдет преимущественно за счет федеральной составляющей, которая уменьшится на 14% в 2021 г.

и на 23% — к 2023 г. При этом эти расходы в РФ сегодня и так в 1,4 раза ниже в сопоставимых показателях, чем в странах, близких к РФ по уровню экономического развития. Такое сокращение государственных расходов на здравоохранение приведет к дальнейшему снижению гарантированной Конституцией бесплатной медицинской помощи и нарастанию критических проблем в отрасли. Как следствие, не будут достигнуты национальные цели, поставленные Президентом РФ, и вырастет недовольство населения.

Для решения названных проблем необходимо изыскать дополнительные средства федерального бюджета в размере не менее 600 млрд. руб. ежегодно (в ценах 2020 г.).

Таблица 1. Расходы бюджетов бюджетной системы РФ на здравоохранение 2020-2023 гг.1

Табл. 2. Государственные расходы на здравоохранение в РФ и странах ЕС (даны расходы за последний имеющийся год – 2018-2019 гг.)2

Ректор ВШОУЗ, д.м.н.

Г.Э. Улумбекова 1 Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов, 1 октября 2020 г. 2 Источник: база данных ОЭСР (: Health/Health expenditure and financing/Health expenditure and financing.

Function: Current expenditure on health (all functions).

Measure: Share of gross domestic product. Financing scheme: All financing schemes (общие) и Government/compulsory schemes (государственные). Расчет: ВШОУЗ-КМК. 3 «Новые-8» стран ЕС включают Чехию, Эстонию, Венгрию, Латвию, Литву, Польшу, Словакию и Словению, которые близки к РФ по ВВП на душу населения в год.

Бюджет здравоохранения РФ на 2018–2020 гг.

Тезис 1.

Государственные расходы на здравоохранение в 2018 г.

по сравнению с 2017 г. вырастут на 9% в постоянных ценах (т.е. с учетом инфляции). Государственные расходы на здравоохранение в 2018 г. составят 3952 млрд руб., они складываются из трех источников: средств Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС), средств федерального и региональных бюджетов.

Это по сравнению с 2017 г. рост на 14% в текущих ценах, или на 9% в постоянных ценах, при условии, что инфляция в 2018 г.

не превысит 4% (табл.). Если инфляция будет выше, то и рост расходов на здравоохранение в постоянных ценах будет меньше. Это хорошая новость. Однако, если сравнивать бюджет здравоохранения 2018 г. с прошлыми периодами, выясняется, что после падения государственных расходов в 2014–2016гг. мы только-только вернулись к уровню финансирования здравоохранения 2015г.
мы только-только вернулись к уровню финансирования здравоохранения 2015г. в постоянных ценах (2013 г.).

Основной рост расходов заложен за счет средств ФОМС: в 2018 г.

по сравнению с 2017 г. в постоянных ценах они вырастут на 11%.

Средства федерального бюджета сокращаются на 2%, регионального бюджета – по плану, увеличиваются на 11%.

Тезис 2. Важно, чтобы запланированные государством средства дошли до государственных медицинских организаций и были направлены на повышение оплаты труда врачей. Прежде чем деньги попадут в государственные медицинские организации и пойдут на оплату труда врачей, их надо сначала собрать, а потом обеспечить прохождение по сложной цепочке.

Сначала из средств ФОМС будут вычтены расходы, направляемые на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), не входящей в базовую программу ОМС (100,5 млрд руб.).

До 2015 г. эти расходы осуществлялись за счет средств федерального бюджета.

Затем вычитаются средства на ведение дела ФОМС, выпуск полисов ОМС, на родовые сертификаты и другие статьи. Потом эти ресурсы наконец-то в виде субвенций направляются в территориальные фонды ОМС (ТФОМС). Но прежде чем попасть в медицинские организации, из них еще вычитают средства на поддержание деятельности ТФОМС и на работу страховых медицинских организаций (СМО).

Но прежде чем попасть в медицинские организации, из них еще вычитают средства на поддержание деятельности ТФОМС и на работу страховых медицинских организаций (СМО). СМО являются посредниками в доведении денежных средств до медицинских организаций.

Далее из государственных средств еще вычитают средства, направляемые в частные медицинские организации, которые по действующему законодательству тоже претендуют на свою часть государственных ресурсов. Но даже это еще не все. На длинном пути доведения государственных средств до государственных медицинских организаций часть средств задерживается в составе нормированного страхового запаса, за счет которого можно покупать оборудование дороже 100 тыс.

руб. Соответственно, эти деньги в оплате труда врачей не участвуют.

Но даже это еще не все. Может прийти указание от Минздрава России или ФОМС (как это было в 2017г.), что еще часть денег надо отдать на оказание экстракорпорального оплодотворения или, например, необходимы дополнительные средства на поддержание деятельности перинатальных центров и выхаживание младенцев с экстремально низкой массой тела. В 2018г. часть средств может пойти на информатизацию, например, на закупку программного обеспечения и поддержание деятельности действующих электронных систем.

Когда средства наконец-то дойдут до медицинских организаций, в большинстве из них будут выплачивать кредиторскую задолженность (долги), которая образовалась в результате нехватки финансов в 2017г. Эти данные, а также объем дефицита исполнения программ государственных гарантий в регионах в 2017г.

неизвестны: ни Минздрав России, ни ФОМС о них не докладывают. Для справки: в 2016г. дефицит реализации территориальных программ государственных гарантий (т.е.

разница между запланированными на эту программу средствами и фактическими расходами) только за счет консолидированных бюджетов субъектов РФ составил 164,4 млрд руб. Таким образом, на пути реализации увеличенного бюджета 2018г. есть серьезные риски – сначала эти средства надо собрать (ведь пока это план), а затем сохранить и направить на оплату труда медицинских работников, согласно Указам Президента РФ от 2012 г.
есть серьезные риски – сначала эти средства надо собрать (ведь пока это план), а затем сохранить и направить на оплату труда медицинских работников, согласно Указам Президента РФ от 2012 г.

Особенно важно повысить оплату труда медицинским работникам, которые трудятся в центральных районных и участковых больницах – оплоте оказания медицинской помощи на селе.

Тезис 3. В 2020–2020 гг. рост государственных расходов не запланирован, более того, они сокращаются.

В 2020 и 2020 гг. рост расходов на здравоохранение не запланирован. В ценах 2018 г. они сокращаются на 2 и 3% соответственно.

Значит, будут сокращаться и остальные статьи расходов: фонд оплаты труда, расходы на лекарственные средства, расходные материалы, жилищно-коммунальные платежи, на ремонт и информатизацию. Из этого следует, что ни зарплаты медиков, ни объемы бесплатной медицинской помощи с 2020 г. расти не будут. Потому что в здравоохранении действует простое правило: сколько денег, таков объем бесплатной медицинской помощи.

Более того, учитывая, что планируется приток врачей (за счет выпускников вузов, которые не попали в ординатуру), фонд оплаты труда придется распределять на большее число врачей. Значит, падение зарплат медиков в 2020 и 2020гг.

будет еще выше. Вывод: в 2018г. средства на повышение оплаты труда медицинских работников предусмотрены, а после 2018г. отрасль снова ждет стагнация, медицинских работников – снижение зарплат, а пациентов – снижение объемов бесплатной медицинской помощи. Задача Минздрава России – доказать финансово-экономическому блоку, что дополнительные средства в здравоохранении необходимы.

Задача Минздрава России – доказать финансово-экономическому блоку, что дополнительные средства в здравоохранении необходимы. Структура расходов бюджетов бюджетной системы РФ на здравоохранение

Улумбекова Гузель Эрнстовна – доктор медицинских наук, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ), председатель правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК), Калашникова Александра Владимировна – научный сотрудник Научно-исследовательского центра по анализу деятельности системы здравоохранения Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ)

Государственные расходы на здравоохранение в 2017 г.

Источники финансирования здравоохранения РФ В РФ расходы бюджетов бюджетной системы на здравоохранение, или государственные расходы на здравоохранение, складываются из федерального и региональных бюджетов и средств обязательного медицинского страхования (ОМС) (рис.

1). Рисунок 1. Источники государственного финансирования системы здравоохранения в РФ Объем и структура государственных расходов на здравоохранение в 2017 г. В 2017 г. общие государственные расходы на здравоохранение предусмотрены в сумме 3035,4 млрд руб.

Расходы федерального бюджета составят 13% (380,6 млрд руб.) от общих государственных расходов на здравоохранение, расходы ФОМС – 57% (1735,0 млрд руб.), расходы консолидированных бюджетов субъектов РФ – 30% (919,8 млрд руб.). Структура общих государственных расходов на здравоохранение по источникам представлена на рис.2. Рисунок 2. Структура общих государственных расходов на здравоохранение в РФ Запланированные государственные расходы на здравоохранение на 2017 г.

(3035,4 млрд руб) на 183 млрд руб. (или на 6,4%) больше, чем было запланировано на 2016 г.

(2852,7 млрд руб.). С учетом инфляции на 2017 г., представленной в прогнозах социально-экономического развития РФ – по базовому варианту она составляет 4,0%, в реальных (сопоставимых) ценах эти расходы возрастут только на 2,1%. Однако по сравнению с 2013 г.

в 2017г. государственные расходы на здравоохранение сократятся на 8,6% в реальных ценах (см.

таблицу). Таблица. Структура расходов бюджетов бюджетной системы РФ на здравоохранение Анализ бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования Проект закона о бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) предусматривает общий объем расходов бюджета ФОМС в 2017 г. в сумме 1735 млрд руб., что на 140 млрд руб.

(на 8,8%) больше, чем в 2016 г.

(1595 млрд руб.). С учетом инфляции (4,0% в 2017 г.) в реальных (сопоставимых) ценах расходы ФОМС в 2017 г.

будут только на 4,4% выше, чем в 2016 г., и останутся на уровне 2015 г. (см. таблицу). Объем субвенций из бюджета ФОМС бюджетам территориальных ФОМС (ТФОМС) на оказание территориальных программ ОМС в 2017 г. по сравнению с 2016 г. возрастет на 10% (или на 154 млрд руб.), в реальных ценах – на 6%.

Однако объем запланированных субвенций 2017 г.

практически останется на уровне их фактического объема в 2015 г. в реальных ценах. Увеличение объема расходов ФОМС в 2017 г.

стало возможно в результате того, что из расходов ФОМС в 2016 г.

исключается межбюджетный трансферт, предусмотренный в ФЗ «О бюджете ФОМС на 2016 г.» в размере 91,2 млрд руб. (дотация на сбалансированность федеральному бюджету). По итогам 2016 г. эта сумма сформирует профицит на счетах ФОМС в размере 66,8 млрд руб.

Из пояснительной записки к законопроекту «О бюджете ФОМС на 2017– 2020 гг.» от ноября 2016 г. следует, что эта сумма в 2017 г. в объеме 29 млрд руб. (в 2018 г.

– 70,6 млрд руб.) пойдет на покрытие дефицита бюджета ФОМС, а также на решение вопроса о повышении оплаты труда медицинских работников в соответствии с указом Президента РФ № 597 от 12 мая 2012 г. Однако в пояснительной записке к первой версии законопроекта от 30 сентября 2016 г.

было написано, что на указанные цели в 2017 г. необходимо 70,7 млрд руб., а в 2018 г.

– 196,6 млрд руб. В результате неясно, какой объем средств необходим на дополнительные расходы в связи с повышением оплаты труда медицинских работников, а какой – на покрытие дефицита бюджета ФОМС на осуществление текущей деятельности хотя бы на уровне предшествующего года.

Как следствие, нельзя сделать вывод о реальном увеличении расходов ФОМС в 2017г. Согласно пояснительной записке к законопроекту, бюджет ФОМС позволяет решить задачу по повышению оплаты труда медицинских работников в соответствии с указом Президента РФ № 597 от 12 мая 2012г.

(в 2017г. врачам – 180%, среднему медицинскому персоналу – 90% по отношению к средней оплате труда в эконо- мике). Однако, как было указано выше, необходимо указать размер дополнительных расходов ФОМС по этой статье. Следует также учесть, что переходящий остаток средств на счетах ФОМС за предшествующий год формируется в результате перечисления в него средств из бюджетов ТФОМС за оказанную, но не полностью оплаченную медицинскую помощь в декабре.

Соответственно, эта неоплаченная медицинская помощь ложится финансовым бременем на следующий год и увеличивает размер дефицита реализации территориальных программ ОМС.

На момент принятия настоящего закона не оценен дефицит финансирования территориальных программ ОМС в субъектах РФ. Для справки: в 2014 г. общий дефицит реализации территориальных программ государственных гарантий (финансируемых из средств бюджетов регионов и ОМС), по данным Минздрава России, составил 119 млрд руб., в 2015 г., по данным Счетной палаты, – 132 млрд руб.

Не оценена сумма, которая будет затрачена на включение дополнительных 4 видов ВМП в базовую программу ОМС.

В ситуации незначительного роста общего объема бюджета ФОМС включение дополнительных видов помощи в базовую программу ОМС будет снижать расходы по остальным статьям этой программы или сделает невозможным оказание вновь включенных видов медицинской помощи. Выделение в 2017 г. бюджетных ассигнований в объеме 3,2 млрд руб. на единовременные компенсационные выплаты по программе «Земский доктор» (в размере 1 млн руб.

Рекомендуем прочесть:  Приказ профилактика столбняка

для каждого врача) недостаточно эффективно. По данным ОНФ, исполнение программы в 2012 г.

составило 96%, в 2013 г. – 74%, в 2014 г. – 57%, в 2015 г. – 72%. ФОМС расчеты по эффективности этой программы за предшествующий период не привел (указано только, что с 2012 г. эти выплаты получили 20,3 тыс.

медицинских работников). Вызывает сомнение целесообразность ежегодных статей расходов в бюджете ФОМС на изготовление и доставку полисов медицинского страхования (1,3 млрд руб.

в 2017 г.) и на приобретение жилья (52 млн руб. в 2017 г.). Так, в бюджете ФОМС на 2013–2017 гг.

расходы на приобретение жилья для работников фонда (раздел «Социальная политика», статья «Единовременная социальная выплата для приобретения или строительства нового жилого помещения…») составили 279,5 млн руб. (в среднем для 60 сотрудников). Расходы на изготовление и распространение полисов с 2013 по 2017 г.

включительно составили 8,9 млрд руб. Эти расходы представляются завышенными и неоправданными. Если добавить к ним средства, которые оседают в частных страховых медицинских организациях в качестве прибыли (по экспертным оценкам – около 16 млрд руб.), получается, что около 18 млрд руб.

из средств бюджета ФОМС расходуется неэффективно.

Анализ расходов федерального бюджета и консолидированных бюджетов субъектов РФ Расходы федерального бюджета в 2017 г.

по сравнению с 2016 г. возрастут только на 2% в текущих ценах, в реальных ценах сократятся на 2,3%, а по сравнению с 2013 г. – на 41%. Следует учитывать, что при сравнении расходов федерального бюджета в 2013–2017 гг. их необходимо приводить в сопоставимые значения с учетом включения или исключения расходов на высокотехнологичную медицинскую помощь (см.

таблицу). Расходы консолидированных бюджетов субъектов РФ в 2017 г. по сравнению с 2016 г. сохранятся практически на том же уровне в реальных ценах. Однако в регионах РФ ежегодно складывается дефицит финансирования территориальных программ, финансируемых за счет средств этих бюджетов.

Например, в 2015г., по данным Счетной палаты, этот дефицит составил 127 млрд руб. Соответственно на эту сумму населению не оказана медицинская помощь. Покрытие дефицита за 2016 г. необходимо дополнительно учитывать в расходах 2017г.

Динамика объемов медицинской помощи, оказываемой населению РФ бесплатно, с 2013 по 2015 г. Сокращение объемов государственных расходов с 2013 по 2015 г. уже привело к снижению обеспеченности врачами, стационарными койками и объемами медицинской помощи, оказываемой населению РФ бесплатно.

Так, число врачей, работающих в государственных и муниципальных медицинских организациях, снизилось на 25,5 тысяч, или на 7,5%. При этом большинство из них работает с максимально допустимым коэффициентом совместительства – 1,5, т.е. их дальнейшее сокращение приведет к снижению возможности обслуживать имеющиеся потоки пациентов.

Число стационарных коек снизилось на 83 тыс., соответственно уменьшились и объемы медицинской помощи (рис.

3). Объемы посещений поликлиник с профилактической целью снизились на 7%, обращения по поводу заболеваний – на 25%, вызовы скорой медицинской помощи – на 12%, случаи госпитализации в стационар – на 12%. При этом количество больных людей в стране не уменьшилось. Рисунок 3. Объемы медицинской помощи по программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в 2013–2015 гг.

Данные за 2015 г. – без учета медицинской помощи, оказанной за счет средств федерального бюджета (полных данных в открытом доступе нет). Источник: доклады о реализации Программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи за 2013–2014 гг.; Государственный доклад о реализации государственной политики в сфере охраны здоровья за 2015 г. (Минздрав России) В 2017 г. общие государственные расходы на здравоохранение в текущих ценах возрастут на 6,4%, с учетом инфляции – на 2%.

По сравнению с 2013 г. в 2017 г. государственные расходы на здравоохранение сократятся на 8,6% в реальных (сопоставимых) ценах. При оценке расходов на 2017 г.

необходимо учитывать, что в регионах РФ ежегодно складывается дефицит финансирования территориальных программ государственных гарантий как за счет средств ОМС, так и за счет средств региональных бюджетов за предшествующий период.

Соответственно, населению на сумму дефицита ежегодно не оказывается бесплатная медицинская помощь, а покрытие дефицита необходимо учитывать в расходах на 2017 г. Снижение объемов государственных расходов с 2013 по 2015 г.

уже привело к снижению объемов бесплатной медицинской помощи за этот период.

Все это говорит о том, что в 2017 г.

по сравнению с 2016 г. доступность бесплатной медицинской помощи, которая напрямую определяется расходами бюджетов бюджетной системы, населению не возрастет.

Приоритетные расходы здравоохранения РФ в условиях отсутствия роста финансирования Приоритеты расходования средств вытекают из анализа состояния здоровья населения РФ.

Действительно, в результате системных мер, реализуемых в здравоохранении РФ, удалось добиться снижения младенческой смертности. Однако этот показатель существенно не влияет на общие показатели смертности в стране. Младенческая смертность составляет только 0,7% в структуре всех смертей в РФ (12,7 тыс.

из 1,9 млн умерших в 2015 г.). В реальности в последние годы в РФ общий коэффициент смертности (число умерших от всех причин на 1 тыс. населения в год) стагнирует на уровне 13,0–13,1 случаев, т.е.

установленные в государственной программе «Развитие здравоохранения» цели не достигнуты. Согласно этой программе, смертность в РФ должна была существенно снизиться и составить 12,5 случаев на 1 тыс. населения в 2015г. Сегодня главная проблема здоровья населения РФ – это сверхсмертность мужчин, особенно в трудоспособном возрасте: 365 тыс.

умерших в 2015 г., или 80% от всех умерших в трудоспособном возрасте.

В результате ожидаемая продолжительность жизни мужчин в РФ на 8 лет меньше, чем у мужчин в «новых-8» странах ЕС, близких к РФ по уровню экономического развития («новые-8» страны ЕС включают Чехию, Эстонию, Венгрию, Латвию, Литву, Польшу, Словакию и Словению). Замедление улучшения показателей здоровья населения в РФ, которое наблюдалось вплоть до 2013 г., во многом связано со снижением доступности бесплатной медицинской помощи и государственного финансирования здравоохранения. Вместе с тем достижения Приоритетного национального проекта «Здоровье» (2006–2010гг.) и программы модернизации здравоохранения (2011–2012гг.), которые реализовывались по инициативе президента, позволили добиться существенного улучшения показателей здоровья населения в предшествующие периоды.

Так, с 2005 по 2013 г. смертность населения РФ постоянно снижалась, всего – на 19% (с 16,1 случая до 13,0 случаев на 1 тыс. населения в год соответственно).

Это и привело к росту ожидаемой продолжительности жизни на 5,4 года (с 65,4 до 70,8 года соответственно). Исходя из того, что расходы на здравоохранение в 2017 г. останутся практически на уровне 2015 г.

в реальных ценах, главная цель политики здравоохранения на 2017–2018 гг. должна быть направлена на обеспечение доступности бесплатной медицинской помощи большинству населения РФ.

Это поможет сохранить социальную стабильность в обществе, не допустить ухудшения показателей здоровья населения и создать предпосылки для существенного улучшения этих показателей в 2020–2020 гг.

Для этого необходимо повысить эффективность расходования имеющихся ресурсов здравоохранения (финансовых, кадровых, материально-технических) путем выделения приоритетных статей расходов, обеспечивающих доступность медицинской помощи массовым и малообеспеченным группам пациентов, а также путем снижения непроизводительных потерь. Основными приоритетами должны стать сохранение здоровья российских мужчин и детей. Приоритетные статьи расходов: 1.

Поэтапное повышение оплаты труда медицинских работников. Дальнейшее сокращение медицинских кадров недопустимо и приведет к еще большему снижению доступности медицинской помощи.

Соответственно, необходимо предусмотреть поэтапное увеличение заработной платы медицинских работников по категориям. 2. Реализация программы по оказанию первичной медико-санитарной помощи мужчинам на производстве (совместно с работодателями).

3. Поэтапное расширение категорий населения, которым государство компенсирует расходы на лекарственные средства в амбулаторных условиях. Например, с 2017 г. лекарствами можно обеспечить граждан трудоспособного возраста, страдающих болезнями системы кровообращения, с 2018 г.

– детей и подростков от 0 до 18 лет, с 2020 г. – другие категории пациентов. 4. Развитие стационарных отделений скорой медицинской помощи в крупных региональных стационарах.

Создание современных отделений скорой медицинской помощи с приемно-диагностическим отделением позволит значительно повысить доступность и качество оказания экстренной медицинской помощи населению, а также одновременно повысит эффективность использования дорогостоящего коечного фонда стационаров. 5. Поэтапное развитие информатизации в здравоохранении.

В 2017 г. необходимо разработать программу информатизации здравоохранения РФ, а также актуализировать документооборот медицинских организаций для разработки типовой информационной системы, после 2017 г. приступить к информатизации медицинского образования.

Снижение непроизводительных потерь (резервы повышения эффективности): 6.

Повышение качества и безопасности медицинской помощи, в том числе массовое повышение квалификации медицинских работников. Разработка комплексной программы повышения качества и безопасности медицинской помощи в РФ, включая инфекционную безопасность пациентов в стационарных условиях.

7. Обучение организаторов здравоохранения эффективному расходованию средств медицинских организаций: управлению потоками пациентов, рациональному использованию времени персонала, операционных и других площадей, дорогостоящего диагностического оборудования.

8. Закупка преимущественно отечественных лекарственных препаратов и дженериков (небрендированных лекарственных средств) при одновременном контроле качества их производства и эффективности дистрибуции. 9. Контроль бережливого и рационального использования финансовых средств при закупке лекарств и медицинских изделий (расходных материалов). 10. Снижение числа дублирующих и неэффективных проверок медицинских организаций и отчетности.

Например, только по контролю качества медицинской помощи существует более 14 видов несогласованных между собой проверок. Это позволит высвободить время медицинских работников для выполнения своих непосредственных обязанностей.

Для формирования дополнительных средств по вышеуказанным приоритетным статьям потребуется провести временную консервацию всего начатого и запланированного строительства крупных объектов здравоохранения (за исключением ФАПов), в том числе строительство новых перинатальных центров, которое предполагает оказание помощи только очень небольшим группам пациентов, ограничивая средства для большинства из них (показано, что уже построенные в РФ перинатальные центры дополнительно спасают жизни только 260 младенцев в год).

Одновременно необходимо разрабатывать и реализовывать комплексные программы по формированию у населения здорового образа жизни, в том числе по снижению потребления алкоголя и табака, питанию детей и подростков в учебных заведениях.

Сведения об авторе Улумбекова Гузель Эрнстовна – доктор медицинских наук, ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ), руководитель комиссии по непрерывному медицинскому образованию Национальной медицинской палаты

На здравоохранение в ближайшие три года направят свыше 3,3 трлн рублей

На финансирование здравоохранения в 2021-2023 годах будет направлено свыше 3,3 трлн рублей. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на имеющуюся в распоряжении редакции пояснительную записку к проекту федерального бюджета на 2021-2023 годы.

Фото: Сергей Карпухин/ТАСС «Бюджетные ассигнования по разделу «Здравоохранение» в 2021 году составят 1 118 991,4 млн рублей, в 2022 году — 1 123 959,2 млн рублей и в 2023 году — 1 091 422,2 млн рублей. По отношению к объему ВВП соответствующего года доля расходов раздела «Здравоохранение» составит в 2021 году 1%, в 2022 году — 0,9%, в 2023 году — 0,8%», — говорится в документе.Отмечается, что несмотря на то, что доля в общем объеме расходов федерального бюджета на здравоохранение в 2021 и 2023 годах по сравнению с 2020 годом, который составлял 5,3%, уменьшится до 5,2% и 4,9% соответственно, расходы бюджета на эти цели на ближайшие два года в абсолютном выражении увеличатся.»Предусмотренные в законопроекте объемы бюджетных ассигнований по сравнению с объемами, утвержденными законом № 380-ФЗ, в 2021 году увеличены на 50 036,5 млн рублей, в 2022 году — на 45 412,6 млн рублей, в 2023 году по сравнению с объемами, предусмотренными законопроектом на 2022 год, уменьшены на 32 357 млн рублей», — следует из текста пояснительной записки.Также в документе сообщается, что на госпрограмму «Развитие здравоохранения» в 2021-2023 годах планируется направить 2,5 трлн рублей.»Бюджетные ассигнования, предусмотренные на реализацию государственной программы «Развитие здравоохранения», в 2021 году составят 847 521,4 млн рублей, в 2022 году — 844 943,3 млн рублей, в 2023 году — 807 163,9 млн рублей.

Предусмотренные в законопроекте объемы бюджетных ассигнований <.> в 2021 году увеличены на 59 880,5 млн рублей, в 2022 году — на 56 848,1 млн рублей, в 2023 году по сравнению с объемами, предусмотренными законопроектом на 2022 год, уменьшены на 37 779,4 млн рублей», — говорится в документе.В частности отмечается, что в рамках целевой программы «Содействие международному сотрудничеству в сфере охраны здоровья» расходы на взносы в международные организации увеличатся в 2021 году на 88,5 млн рублей, в 2022 году — на 88,8 млн рублей, в 2023 году — на 90,5 млн рублей.По программе «Организация государственного санитарно-эпидемиологического надзора и обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения» в 2021-2023 годах расходы на формирование и обеспечение работы специальной группы для реагирования на чрезвычайные ситуации санитарно- эпидемиологического характера за рубежом увеличатся на 41 млн рублей.В 2021 году на 138,1 млн рублей увеличится финансирование Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России на мероприятия по разработке вакцины против новой коронавирусной инфекции.